Исчезновение китайских теплиц не обрушило овощной рынок на Урале; Российская газета

Сбросили пленку

Приезжие овощеводы оставили после себя

«Шанхайчик» опустел

— Обычно они начинали еще по снегу: первый десант привозил из Китая семена, удобрения. А нынче опустел наш «шанхайчик»! — делится новостями жительница деревни Останино Режевского района Любовь Муханова.

Фото: Владимир Аносов

Фото: Владимир Аносов

Радость местных жителей объяснима: последние пять лет сельские активисты во всех инстанциях настаивали на закрытии «поля чудес» — тепличного хозяйства, раскинувшегося за околицей села. Все это время «РГ» следила за ситуацией и вместе с жителями поражалась живучести сомнительного бизнеса. Из года в год поля, возделываемые иностранцами, проверяли специалисты Россельхознадзора и природоохранной прокуратуры, находя массу нарушений. В пробах почвы и овощей допустимые концентрации азота (то есть нитратов) и пестицидов (в том числе запрещенных в РФ) зашкаливали. Суды признавали: наносится ущерб плодородию сельхозземель, а выращенные овощи небезопасны для здоровья человека.

Сельхозпроизводителям выписывали штрафы: к 2018 году размер судебных взысканий превысил 6,5 миллиона рублей. Но предприниматель — житель того же Останино Владимир Баласанян — штрафы не выплачивал и деятельность не прекращал. От наказания уходил, используя популярную серую схему — смену юридического лица. Последний суд в апреле 2019 года наложил на него очередной штраф — 750 тысяч рублей — и предписал в течение двух месяцев обеспечить разработку проекта рекультивации.

Но к ней, хотя работы в этом году и не велись, никто, похоже, не приступал. Картина апокалиптическая: сорванный полиэтилен развевается над полусгнившими деревянными конструкциями, череда которых уходит к горизонту среди зарослей лебеды, репейника и полыни. Повсюду разбросаны пластиковые стаканчики: вероятно, их впрок закупили для массовой высадки рассады, теперь одноразовая тара загрязняет землю. Но и это полбеды: в кособоких сараях свалены мешки с остатками непонятных химикатов. На таре все надписи иероглифами, понять, безопасно ли содержимое, невозможно.

Сотрудников администрации села Останино заросли лебеды не пугают: заброшенных полей в округе хватает, одним больше, одним меньше… Следить за тем, как ведется рекультивация загаженной территории, местные власти не собираются: официально это не их задача. Но глава села припомнил, что часть построек предприниматель все же разобрал и сжег прямо на поле, перепахал участок. Сам Баласанян говорить о рекультивации и о том, собирается ли снова принимать овощеводов из КНР, отказался.

Прорвались до пандемии

В Свердловской области в начале 2019-го было 18 хозяйств с пленочными теплицами, в которых работали иностранцы. Сколько их нынче, неизвестно: как сообщили «РГ» в Россельхознадзоре, ведомство за лето не провело ни одной проверки таких объектов — сигналов с мест не поступало. В прошлом году жалобы сыпались одна за другой. По логике, нет теплиц — нет обращений. Но это оказалось не так.

Сюрприз ждал в селе Банном Красноуфимского района. Местное тепличное хозяйство регулярно фигурировало в черном списке нарушителей, но росло как на дрожжах. Издалека казалось, что территория заброшена, под полиэтиленом только бурьян. Но не тут-то было: из подсобки вышел гражданин КНР и бодро представился: «Саша». На ломаном русском он поведал, что ездит сюда работать не первый год, но нынче бизнес идет плохо. Удалось высадить огурцы только в трети теплиц, и все равно рабочих рук не хватает. Китайцы зовут работать других мигрантов — не идут.

Фото: Екатерина Лызлова / РИА Новости

Фото: Екатерина Лызлова / РИА Новости

Саша с девятью земляками приехал в Россию в последние дни февраля. Завезли все необходимое, даже рассаду высадили, но тут границы закрыли. «Десанту» пришлось отсидеть на карантине и без подмоги с родины вести бизнес.

Кстати, единственное на Среднем Урале предприятие по промышленной переработке и консервированию овощей находится как раз в Красноуфимском районе. Его директор Александр Баяков в беседе пару лет назад не скрывал от корреспондентов «РГ» факт, что огурцы для консервации он закупает в ближайших «китайских» теплицах. Объемы большие, закупочная цена минимальна. К тому же других поставщиков, выращивающих сырье в необходимых масштабах, в тот момент в регионе не было. А трехлитровые банки засоленных в Красноуфимске огурчиков предприятия общепита, в основном массового бургерно-пиццерийного сегмента, разбирают с лету.

— Недавно мы сменили поставщика — завозим овощи из тепличного хозяйства «Чурилово» Челябинской области. Это, конечно, сказалось на себестоимости: транспортные расходы, да и оптовая цена выше, зато нет вопросов по безопасности, — сообщил Баяков.

Огурец сменил прописку

Объехать все свердловские тепличные точки мы, конечно, не смогли. Одно точно: пандемия погубила не все такие объекты. Жители села Абрамовского, к примеру, сообщили, что трудовая деятельность «под пленкой» в местном хозяйстве кипит, и добавили: «Этот бизнес ничем не возьмешь».

Фото: Кирилл Брага/РИА Новости

Фото: Кирилл Брага/РИА Новости

Точных данных об объеме небезопасного урожая у чиновников и надзорных органов не было и нет: большинство предпринимателей сбывают овощи по серым схемам. Тем не менее их вклад в наполнение прилавков был ощутимым. По данным полпредства президента в УрФО, два года назад такие хозяйства давали не менее 90 тысяч тонн за летний сезон — половину всей овощной продукции, выращиваемой в закрытом грунте на территории округа. В наибольшей зависимости от «полиэтиленовых» огурцов и помидоров находились Свердловская и Челябинская области.

Но сейчас картина действительно сильно изменилась, и главная причина — не закрытие границ. Полулегальных производителей потеснили современные тепличные хозяйства, использующие высокие технологии круглогодичного выращивания овощей. Первыми огурцы и помидоры сменили прописку в Тюменской области. В 2020-м благодаря запуску нескольких агрокомплексов на полное самообеспечение тепличными овощами (более 14 килограммов на человека в год) вышла Челябинская область.

В Свердловской области в высокотехнологичных тепличных комплексах пока выращивается 40 процентов от необходимого объема овощной продукции. Но тренд сохраняется. Вкупе с невольной изоляцией приезжих овощеводов это, возможно, поможет избавить регион от опасной овощной продукции. Но важно проследить, чтобы вслед за очищением рынка были восстановлены и отравленные сельскохозяйственные земли, которые еще можно вернуть в оборот.

По данным Минсельхоза РФ, в январе-мае 2020 года в России собрано 508,1 тысячи тонн овощей закрытого грунта, что на 19 процентов выше показателя аналогичного периода 2019 года. В 2019-м валовый сбор овощей в зимних теплицах составил 1,14 миллиона тонн — на 14 процентов больше результатов 2018 года и на 26,7 — среднего показателя за последние пять лет. К 2025 году в России планируется довести производство овощей защищенного грунта в организованном секторе до 1,6 миллиона тонн.

Сбросили пленку

Приезжие овощеводы оставили после себя

«Шанхайчик» опустел

— Обычно они начинали еще по снегу: первый десант привозил из Китая семена, удобрения. А нынче опустел наш «шанхайчик»! — делится новостями жительница деревни Останино Режевского района Любовь Муханова.

Фото: Владимир Аносов

Фото: Владимир Аносов

Радость местных жителей объяснима: последние пять лет сельские активисты во всех инстанциях настаивали на закрытии «поля чудес» — тепличного хозяйства, раскинувшегося за околицей села. Все это время «РГ» следила за ситуацией и вместе с жителями поражалась живучести сомнительного бизнеса. Из года в год поля, возделываемые иностранцами, проверяли специалисты Россельхознадзора и природоохранной прокуратуры, находя массу нарушений. В пробах почвы и овощей допустимые концентрации азота (то есть нитратов) и пестицидов (в том числе запрещенных в РФ) зашкаливали. Суды признавали: наносится ущерб плодородию сельхозземель, а выращенные овощи небезопасны для здоровья человека.

Сельхозпроизводителям выписывали штрафы: к 2018 году размер судебных взысканий превысил 6,5 миллиона рублей. Но предприниматель — житель того же Останино Владимир Баласанян — штрафы не выплачивал и деятельность не прекращал. От наказания уходил, используя популярную серую схему — смену юридического лица. Последний суд в апреле 2019 года наложил на него очередной штраф — 750 тысяч рублей — и предписал в течение двух месяцев обеспечить разработку проекта рекультивации.

Но к ней, хотя работы в этом году и не велись, никто, похоже, не приступал. Картина апокалиптическая: сорванный полиэтилен развевается над полусгнившими деревянными конструкциями, череда которых уходит к горизонту среди зарослей лебеды, репейника и полыни. Повсюду разбросаны пластиковые стаканчики: вероятно, их впрок закупили для массовой высадки рассады, теперь одноразовая тара загрязняет землю. Но и это полбеды: в кособоких сараях свалены мешки с остатками непонятных химикатов. На таре все надписи иероглифами, понять, безопасно ли содержимое, невозможно.

Сотрудников администрации села Останино заросли лебеды не пугают: заброшенных полей в округе хватает, одним больше, одним меньше… Следить за тем, как ведется рекультивация загаженной территории, местные власти не собираются: официально это не их задача. Но глава села припомнил, что часть построек предприниматель все же разобрал и сжег прямо на поле, перепахал участок. Сам Баласанян говорить о рекультивации и о том, собирается ли снова принимать овощеводов из КНР, отказался.

Прорвались до пандемии

В Свердловской области в начале 2019-го было 18 хозяйств с пленочными теплицами, в которых работали иностранцы. Сколько их нынче, неизвестно: как сообщили «РГ» в Россельхознадзоре, ведомство за лето не провело ни одной проверки таких объектов — сигналов с мест не поступало. В прошлом году жалобы сыпались одна за другой. По логике, нет теплиц — нет обращений. Но это оказалось не так.

Сюрприз ждал в селе Банном Красноуфимского района. Местное тепличное хозяйство регулярно фигурировало в черном списке нарушителей, но росло как на дрожжах. Издалека казалось, что территория заброшена, под полиэтиленом только бурьян. Но не тут-то было: из подсобки вышел гражданин КНР и бодро представился: «Саша». На ломаном русском он поведал, что ездит сюда работать не первый год, но нынче бизнес идет плохо. Удалось высадить огурцы только в трети теплиц, и все равно рабочих рук не хватает. Китайцы зовут работать других мигрантов — не идут.

Фото: Екатерина Лызлова / РИА Новости

Фото: Екатерина Лызлова / РИА Новости

Саша с девятью земляками приехал в Россию в последние дни февраля. Завезли все необходимое, даже рассаду высадили, но тут границы закрыли. «Десанту» пришлось отсидеть на карантине и без подмоги с родины вести бизнес.

Кстати, единственное на Среднем Урале предприятие по промышленной переработке и консервированию овощей находится как раз в Красноуфимском районе. Его директор Александр Баяков в беседе пару лет назад не скрывал от корреспондентов «РГ» факт, что огурцы для консервации он закупает в ближайших «китайских» теплицах. Объемы большие, закупочная цена минимальна. К тому же других поставщиков, выращивающих сырье в необходимых масштабах, в тот момент в регионе не было. А трехлитровые банки засоленных в Красноуфимске огурчиков предприятия общепита, в основном массового бургерно-пиццерийного сегмента, разбирают с лету.

— Недавно мы сменили поставщика — завозим овощи из тепличного хозяйства «Чурилово» Челябинской области. Это, конечно, сказалось на себестоимости: транспортные расходы, да и оптовая цена выше, зато нет вопросов по безопасности, — сообщил Баяков.

Огурец сменил прописку

Объехать все свердловские тепличные точки мы, конечно, не смогли. Одно точно: пандемия погубила не все такие объекты. Жители села Абрамовского, к примеру, сообщили, что трудовая деятельность «под пленкой» в местном хозяйстве кипит, и добавили: «Этот бизнес ничем не возьмешь».

Фото: Кирилл Брага/РИА Новости

Фото: Кирилл Брага/РИА Новости

Точных данных об объеме небезопасного урожая у чиновников и надзорных органов не было и нет: большинство предпринимателей сбывают овощи по серым схемам. Тем не менее их вклад в наполнение прилавков был ощутимым. По данным полпредства президента в УрФО, два года назад такие хозяйства давали не менее 90 тысяч тонн за летний сезон — половину всей овощной продукции, выращиваемой в закрытом грунте на территории округа. В наибольшей зависимости от «полиэтиленовых» огурцов и помидоров находились Свердловская и Челябинская области.

Но сейчас картина действительно сильно изменилась, и главная причина — не закрытие границ. Полулегальных производителей потеснили современные тепличные хозяйства, использующие высокие технологии круглогодичного выращивания овощей. Первыми огурцы и помидоры сменили прописку в Тюменской области. В 2020-м благодаря запуску нескольких агрокомплексов на полное самообеспечение тепличными овощами (более 14 килограммов на человека в год) вышла Челябинская область.

В Свердловской области в высокотехнологичных тепличных комплексах пока выращивается 40 процентов от необходимого объема овощной продукции. Но тренд сохраняется. Вкупе с невольной изоляцией приезжих овощеводов это, возможно, поможет избавить регион от опасной овощной продукции. Но важно проследить, чтобы вслед за очищением рынка были восстановлены и отравленные сельскохозяйственные земли, которые еще можно вернуть в оборот.

По данным Минсельхоза РФ, в январе-мае 2020 года в России собрано 508,1 тысячи тонн овощей закрытого грунта, что на 19 процентов выше показателя аналогичного периода 2019 года. В 2019-м валовый сбор овощей в зимних теплицах составил 1,14 миллиона тонн — на 14 процентов больше результатов 2018 года и на 26,7 — среднего показателя за последние пять лет. К 2025 году в России планируется довести производство овощей защищенного грунта в организованном секторе до 1,6 миллиона тонн.

https://rg.ru/2020/09/17/reg-urfo/ischeznovenie-kitajskih-teplic-ne-obrushilo-ovoshchnoj-rynok-na-urale.html
https://rg.ru/2020/09/17/reg-urfo/ischeznovenie-kitajskih-teplic-ne-obrushilo-ovoshchnoj-rynok-na-urale.html

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X